вторник, 11 сентября 2018 г.

Когда враг оказался друг

Искала в архивах одну вещь, а нашла другую. Я и не знала, что она сохранилась. Это чудо из натуральной кожи сделал и подарил мне мой... враг. Сегодня назвать так Гария Аркадьевича язык мой не повернётся, в тогда (в 1995-м) мы оказались по разные стороны баррикад. Он — старейший сотрудник ленинградской фабрики «ЛенWest» («Скороход»), душа и мозг её дизайнерского цеха. Я — антикризисный маркетолог, одна женщина в компании трёх мужчин — пришла по поручению совладельца (немецкой Salamander) переводить предприятие на рельсы рыночной экономики. Антикризисный менеджмент 90-х — это вам не программы улучшений середины десятых. Это война мировоззрений. Даже в нашей команде только двое из 4-х знали слово «маркетинг». Но ради этой работы стоило каждое утро штурмовать пригородный автобус в городе Колпино, 40 минут ехать до ближайшей метро «Звёздная», добираясь до Цветочной д.6 на «Московских воротах».

Что-то удалось, но через год немцы затеяли перевод нашего лидера (гендиректора) в Москву. Мы, как водится, собрались на выход. «Жаль, что вы не играете на нашей стороне», — сказал зам. генерального Валерий Павлович Митюшкин, подписывая мне рекомендательное письмо. Он был как раз из когорты старожилов, наших непримиримых коллег, поэтому… неожиданно. Хожу по фабрике, прощаюсь со знакомыми. И вдруг, подходит ко мне Гаррий Аркадьевич. Мы здороваемся, перекидываемся парой слов, и он протягивает мне это. «Сделал для вас специально, не думайте. И вообще, не держите зла, если чем обидел». Он годился мне в дедушки и за что-то извинялся — вот те раз...

вторник, 24 июля 2018 г.

Ловушки мышления менеджеров. Синдром назначенной мишени

Спасибо С.В. за правильный выбор кафе для консультации
Интересное из консультаций

Вячеслав Иваньков из Москвы спрашивает: «Изучил материалы к выпуску «Ловушки мышления менеджеров». Вы говорите, что их больше. Где можно подробнее почитать на эту тему (1)? Как я понял, когнитивные ловушки очень «древние», и застраховаться от них практически невозможно (2). И ещё хотел бы понять, в лучшем или худшем положении с этой точки зрения находятся участники распределённых команд (3)? Может, это только у меня какие-то непонятки странные (диалог приложил)».

Та же тема поднималась в ходе недавней консультативной встречи с питерским коллегой. Он просил Центр «назначить» ему кого-то другого, так как, по его убеждению: а) я о нём невысокого мнения и встречаться не захочу; б) встреча получится слишком официальной, а он с трудом формулирует вопросы и не сможет предоставить внутренние документы, которые я могу у него запросить.

Для нашего Сергея Викторовича, отвечающего на почту первым, такого рода «шероховатости» не новость. За годы сотрудничества с Kinsmark он приобрёл квалификацию рентгена, так что человека с «капканом на шее» он распознаёт сразу. Поискав информацию в анналах, Сергей ответил, что (и поскольку) никто из Центра с коллегой не знаком лично, никто не имел прежде счастья переписки с ним, нет никаких общих дискуссионных историй в соцсетях (мы в них не участвуем), нигде на наших сайтах не указано, что мы на первых консультациях запрашиваем какие-либо документы и т. д., все его заочные представления — чистая фантазия. И если кто-то избегает официоза, то встречу можно провести в кафе. В общем, консультация была согласована со мной, клиент-коллега пришёл на неё больше из любопытства, чем от необходимости получить нужные ответы.

«Капкан на шее», как его называет Сергей, не просто всю дорогу мешал беседе. Он как тот вьюн-паразит, понимая, что хозяин-дерево (не поймите превратно) может освободиться от него, затянул объятие ещё крепче. Собеседнику было нелегко, поскольку это Нечто в нём постоянно всматривалось в меня и вслушивалось с одной только целью — найти оправдание собственному существованию. Ему (этому Нечто) было совершенно наплевать на то, что «дерево» имеет ко мне вопросы, напрямую связанные с его выживанием. Казалось бы: не будет «дерева» — погибнет и «вьюн». Но последние «могут думать» только о себе, а «дерево», густо обвитое плющом, не замечает, что ослабло; оно не может и не хочет сопротивляться.

Отвечу на вопросы в таком порядке: 2 (что это и как защититься), 3 (что это означает для распределённых команд), 1 (где почитать).

вторник, 1 мая 2018 г.

«Когда всё было съедено, джентльмены встали...»

Источник фото
Отдел продаж полным составом (-1) написал заявление об уходе. «Подумаешь, событие! скажете вы, Да таких историй пруд пруди! Чего о нём писать-то?» Ну, обидели народ, денег не заплатили, стали внедрять CRM или ERP через колено, конкуренты переманили, людям надоело закрывать собой недостатки товара и сервиса — ну, что там ещё может быть?.. Решая для себя, стоит писать или нет, я задала вопрос «почему» друзьям в FB-ленте.

Надо заметить, что ради количества френдов я дружбу не завожу, и к тем, с кем устанавливается связь на профессиональные темы, отношусь особенно трепетно. Кошечки кошечками, но больной на всю голову своей профессией будет не только следовать принципу «лучше меньше, да лучше», но и воспринимать сказанное коллегами-менеджерами всерьёз.

Факт того, что никто в комментах не пошутил «в правильном направлении», подтвердил право этого случая на особое внимание. Томить не буду и скажу, что ответов на вопрос «почему они сделали это» несколько (по числу углов рассмотрения), и все они правильные. Главное, как всегда, скрывается в мелочах. Общий ответ такой:

суббота, 27 января 2018 г.

Плохой хороший человек и профессия Развивающего

Маркушина Елена Геннадьевна
Фото сделано 3 года назад автором вопроса
По письмам трудящихся
на ниве Change-management 

«Ну и что хорошего в профессии Развивающего? Вот скажите Вы мне... Негарантированная занятость в одной компании (года три, а то и меньше); непонимание со всех сторон, включая гендиректора; если в HR сидят психологи — непримиримая конфронтация с ними; невозможность пойти в какой-нибудь ВУЗ и просто выучиться на RCL, вместо этого — необходимость собирать свой багаж лет 15-20, начиная с высшего технического, а потом экономического, управленческого, гуманитарного, специального, и так без конца; невозможность стать профессионалом перемен, работая в консалтинге; невозможность найти работу через рекрутёров и работные сайты; невозможность заработать денег, сопоставимых хотя бы с тем, что имеют другие замы (по продажам, например); вечное неприятие твоих инициатив — «нет, нет, нет, нет» на все твои предложения; обилие желающих очернить твою репутацию; постоянный стресс и «знания, умножающие скорбь». Ни благодарности тебе, ни почёта, ни обеспеченной старости». 

Всё это так и не так одновременно. Дело не только в выборе точки зрения или только одной стороны медали — оно, скорее, в понимании своего места в жизни, в осмыслении «кто я есть такой». Говоря проще, если профессия управляющего изменениями не для вас, то вы будете видеть только это. И, наверное, будет лучше, если вы как можно скорее зададитесь вопросом «что я здесь делаю». Обладатели SGL в социогеномной триаде — этологические лидеры — будут самореализовываться в роли Real Change Leader самым что ни на есть комфортным образом (особенно на посту директора по оргразвитию), в то время, как «профессиональные страдальцы» просто будут занимать чужое место. Они никогда не поймут мотивов этологического лидера, так что и пускаться в объяснения бессмысленно, но...

Автор данного вопроса слегка лукавит, поскольку может (если захочет) ответить на него самостоятельно. Чуть больше успешных проектов — и вот уже ваша потребность в призвании удовлетворена. Чуть больше профессионализма, и вот вы уже «да» слышите чаще, чем« нет», и не замечаете недоброжелателей. Чуть больше порядочных заказчиков, сдержавших слово, — и вот вы уже замечаете, что учителя, врачи и люди других профессий служения, а не обогащения, зарабатывают значительно, значительно меньше; или что артисты и художники сидят без работы годами, а уборщицы, без труда которых мы утонем в грязи, не знают, что такое «признание». Чуть больше опыта предпринимательства и контактов с предпринимателями, — и вы замечаете, что люди они намного более одинокие, чем RCL; их жизнь не лишена стрессов, и предают их не меньше вашего. Как идут дела у основателей, переставших учиться, всем тоже хорошо известно. И, кстати, что действительно является жирным плюсом нашей профессии, так это то, что специальные знания, необходимые для успешной практики в change-management, оказываются невероятно востребованными в повседневной жизни.

Международная Гильдия Лидеров Перемен Kinsmark

Журнал-портал Гильдии

(с) Елена Маркушина. Любое цитирование материалов блога возможно только с указанием прямой видимой ссылки на первоисточник заимствования (для Интернет-ресурсов), а также с указанием имена автора и названия блога (для печатных изданий). Для заимствования текста длиной белее 2000 знаков необходимо разрешение автора.