суббота, 27 января 2018 г.

Плохой хороший человек и профессия Развивающего

Маркушина Елена Геннадьевна
Фото сделано 3 года назад автором вопроса
По письмам трудящихся
на ниве Change-management 

«Ну и что хорошего в профессии Развивающего? Вот скажите Вы мне... Негарантированная занятость в одной компании (года три, а то и меньше); непонимание со всех сторон, включая гендиректора; если в HR работают только психологи — непримиримая конфронтация с ними; невозможность пойти в какой-нибудь ВУЗ и просто выучиться на RCL, вместо этого — необходимость собирать свой багаж лет 15-20, начиная с высшего технического, а потом экономического, управленческого, гуманитарного, специального, и так без конца; невозможность стать профессионалом перемен, работая в консалтинге; невозможность найти работу через рекрутёров и работные сайты; невозможность заработать денег, сопоставимых хотя бы с тем, что имеют другие замы (например, по продажам); неприятие твоих инициатив — «нет, нет, нет, нет» на все твои предложения; обилие желающих очернить твою репутацию; постоянный стресс и «знания, умножающие скорбь». Ни благодарности тебе, ни почёта, ни обеспеченной старости».

Всё это так и не так одновременно. Дело не только в выборе точки зрения или только одной стороны медали — оно, скорее, в понимании своего места в жизни, в осмыслении «кто я есть такой». Если профессия управляющего изменениями не для вас, то только это вы и будете видеть. А если так, то стоит задасться вопросом «что я здесь делаю». Обладатели SGL в социогеномной триаде — этологические лидеры — будут самореализовываться в роли Real Change Leader самым что ни на есть комфортным образом (особенно на посту директора по оргразвитию), в то время как «профессиональные страдальцы» просто будут занимать чужое место. Они никогда не поймут мотивов этологического лидера, так что и пускаться в объяснения бессмысленно, но...

Автор данного вопроса слегка лукавит, поскольку может (если захочет) ответить на него самостоятельно. Чуть больше успешных проектов — и вот уже ваша потребность в призвании удовлетворена. Чуть больше профессионализма, и вот вы уже «да» слышите чаще, чем« нет», и не замечаете недоброжелателей. Чуть больше порядочных заказчиков, сдержавших слово, — и вот вы уже замечаете, что учителя, врачи и люди других профессий служения, а не обогащения, зарабатывают значительно, значительно меньше. Или вот, что артисты и художники сидят без работы годами, а уборщицы, без труда которых мы утонем в грязи, не знают, что такое «признание». Чуть больше опыта предпринимательства и контактов с предпринимателями, — и вы замечаете, что люди они намного более одинокие, чем RCL, их жизнь не лишена стрессов и предают их не меньше вашего. Как идут дела у основателей, переставших учиться, всем тоже хорошо известно.

И потом, у нашей профессии есть жирный плюс: специальные знания, необходимые для успешной практики в change-management, оказываются невероятно востребованными в повседневной жизни. Вот только один пример.

Я не знаю никого, кто бы, приоткрыв дверь в социально-ролевую геномику, не пошёл бы дальше, замахав руками «ой, что вы! мне это не нужно!». Ещё как нужно. Но тут вас поджидает экзамен на разборчивость. Искатель лёгких путей скажет «разве это не то же, что системно-векторная психология?» и, услышав «нет», недоверчиво отмахнётся. Тот, кто умеет думать, по крайней мере с интересом изучит сравнительную таблицу подходов из книги Шина «Искусство развивать компании: Управление изменениями, нацеленное на развитие». А вот того, кто лишил себя шанса даже заглянуть в замочную скважину (а такой шанс появляется в жизни всегда вовремя), она — жизнь — как будто наказывает. Эти люди становятся подверженными влиянию внутреннего флюгера.

Скажет кто-нибудь нечто такое, что укладывается в коробку «нехорошо/некрасиво» — о нём делается вывод — «плохой человек». Его исключают из общения, а если в силу обстоятельств вынуждены общаться — делают это не только безо всякой радости, но и с непременной внутренней похвалой собственному великодушию, терпению, «пониманию». Сделает тот же человек (или скажет) что-то прекрасное — его «реабилитируют»: «Нет, наверное, он всё-таки хороший человек». И его снова с радостью привечают и другим о нём говорят (в основном) положительно. И так до следующего его шага «не в ту коробку».

Флюгер высоко ценит своё умение прощать, поэтому он подсчитывает. Чаще всего, он не ждёт, когда коробка «нехорошо/некрасиво» наполнится доверху, а считает, скажем, до трёх. Стоит вам трижды «ошибиться» на минном поле его представлений, как ему уже «всё ясно». В окончательном выводе Флюгера столько непоколебимой уверенности, что позже из всего услышанного вокруг он выбирает только то, что подтверждает его выводы. Для него не существует развивающейся личности: в силу отсутствия опыта саморазвития, он не замечает перемен в других. Так что, если со временем вы пересмотрели свою точку зрения или манеры, это не будет замечено. И с такой «линейкой» Флюгер подходит ко всем — от друзей до президентов.

В чём усматривается «наказание» жизнью? В том хотя бы, что, как правило, это люди несчастливые. Им не нравится ни то место, где они живут, ни большинство его обитателей. Они как будто на этот мир обижены и бывают счастливы только в кругу самых близких людей (как правило — семьи).

Когда такой человек в рамках Первой компоненты Триады Роста открывает для себя социогеномику и впервые начинает понимать людей, он переживает настоящее потрясение. Его «коробки» и «линейки» рассыпаются с таким грохотом, что он с ужасом бежит обратно в свой мир, где всё так ясно, где есть плохие и хорошие, где понять кого-то нельзя, поскольку это означало бы — оправдать записанного в негодяи. Чего уж там говорить об осмыслении себя и принятии своего социогеномного паспорта.

С годами я стала больше ценить умение людей ставить под сомнение точку зрения тех, кому они больше всего доверяют*. Мнение третьего — более опытного/уважаемого/умного, да просто знакомого с тем, кого вы пытаетесь понять — может возвести ваше ошибочное мнение в степень крайней слепоты. Слушать других, без сомнения, удобно. Да и зачем нужны авторитеты, если на них не переложить труда разбираться самостоятельно? Однако в современном мире мы не можем позволить себе продолжать в том же духе. Ставки на комундную работу становятся всё более высокими, а такая категория, как репутация, всё более хрупкой. Каждому стоит овладевать знаниями и навыками, способными помочь обрести независимость в суждениях. Если вы обманулись бестселлерами Коллинза — это полбеды, гораздо хуже, если рядом с вами не те люди, а те прошли мимо вас.

Среди успешных директоров по оргразвитию (не среди консультантов, а именно среди SbA) вы не встретите таких, кто бы не разбирался в людях. Я имею ввиду не подготовку по психологии или врождённый талант манипулятора, а говорю о знаниях, составляющих базис нашей профессии — о социогеномике и когнитивистике. Они позволяют видеть мир таким, каким он есть — разным, принимать разнообразие его несовершенств и оставаться при этом счастливым.

Умение разбираться в людях — далеко не всё из того, что даёт человеку профессия Развивающего (это объём только Первой компоненты Триады Роста). Но и всё другое, что накоплено, никогда не утолит жажды ума живого, к чему-то стремящегося... К чему? К лучшему. Обязательно к лучшему. Так что нашу профессию можно считать методом неглупого человека просто остаться живым.

* Это не гимн подозрительности. Для собственников бизнеса принцип «доверяй, но проверяй» никто не отменял.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Международная Гильдия Лидеров Перемен Kinsmark

Журнал-портал Гильдии

(с) Елена Маркушина. Любое цитирование материалов блога возможно только с указанием прямой видимой ссылки на первоисточник заимствования (для Интернет-ресурсов), а также с указанием имена автора и названия блога (для печатных изданий). Для заимствования текста длиной белее 2000 знаков необходимо разрешение автора.