понедельник, 10 ноября 2014 г.

Выйти из контекста. Лукавство практической психологии


«Сын человеческий», Rene Magritte, 1964*
«Если в вашем прошлом есть травмирующий опыт, то он будет мешать вам добиться успеха в настоящем. Необходимо вернуться в контекст прошлых обстоятельств и разрешить проблему». Примерно так учит нас практическая психология. Однако основанный на социогеномике (а не на психологии) self-management обнаруживает иллюзорность такого метода расшивки застарелых проблем. Дело не в том, что «Контекст» не работает, а в том, что он и не может работать. Попробую объяснить.

С чем self-management не спорит, так это с тем, что корни служебных проблем человека надо искать не только в нём самом или во внешней среде/окружении, но и в его прошлом. Далеко не только ради проверки на благонадёжность лидер, практикующий PUZZLE-проектирование команды, или основатель бизнеса в поисках партнёра не уклоняются от информации о прошлом своих потенциальных коллег. С помощью таких сведений они могут прежде всего уточнить социогеномный паспорт индивида. Определение социально-ролевого кода человека, как вы знаете, позволяет не только объяснить его прошлое поведение, но и прогнозировать будущее (без социогеномики нет футурологии личности). И в этом случае взгляд на контекст прошлых событий имеет совершенно определённый ракурс.

Они так сделали, и я решил

Двое мужчин, не знакомых друг с другом, в разное время рассказали мне историю из своего прошлого. Именно историЮ, а не историИ, поскольку события произошли по сути одинаковые, а вот следствия из них были разные и выводы сделаны противоположные. Вы скажете: «Ну, разумеется! Люди разные и следствия разные». Согласна, хотя по формальным признакам у моих героев много общего. Оба относительно молоды (36 лет и 42 года), оба имеют схожее высшее образование, армейский опыт и семейный статус. Каждый открыл своё дело, оба хотят для себя чего-то лучшего/большего. И оба, находясь в уверенности, что бизнес — это психология, провели немало времени в самокопаниях и анализах прошлого. На этом, пожалуй, сходство заканчивается и обнаруживается существенная разница между уровнем достижений одного и «успехами» другого.

В ответ на вопрос «какое событие из прошлого привело вас к тому состоянию (доходов, самооценки, статуса), в котором вы сейчас находитесь», мне рассказали следующее.

«Когда я учился в школе, у меня были проблемы с одноклассниками. Я был не крепкого десятка, не крутой и не шумный, и может из-за этого меня постоянно донимали. Была в школе группа ребят, которая выбирала себе жертву и издевалась над ней. Меня гнобили постоянно. Я в школу ходить не хотел. Меня били, отбирали вещи, ломали то, что я делал, унижали по-всякому. Это сказывалось и на учёбе, и... на многом другом. И вот тогда...».

А вот теперь внимание!

Финал истории от человека, для которого бизнес и работа с людьми всегда были наказанием, малое IT-предприятие (их было несколько, все закрывались) — пределом масштаба, а люди — источником опасности.

«И вот тогда я понял, что всегда найдётся кто-то (из тех, кто посильнее), кто захочет что-то отнять или на тебе отыграться. Но если ты незаметен и достаточно умён, для того чтобы противопоставить прямому кулаку невидимое и сильное оружие, ты сможешь взять реванш. С помощью технологий можно влиять на мир, не выходя из тени и не встречаясь с потенциальными обидчиками. И ты вполне можешь обходиться без социальных связей и пустой суеты вокруг поиска признания и уважения».

Финал от человека, построившего стабильную успешную компанию и добившегося не только благосостояния, но и целого ряда личных побед.

«И вот тогда я решил: вырасту — после армии займусь каратэ, чтобы больше ни у кого соблазна не возникало подойти ко мне не с добром. Потом стану очень богатым (все девчонки будут мои!), не знаю как, но стану. Потом как уважаемый человек создам фонд какой-нибудь или напишу книжку, чтобы люди, с которыми плохо обращаются, смогли вовремя услышать полезный совет и изменить свою жизнь к лучшему».

Вот так, рассказывая историю со схожими обстоятельствами, двое разных людей подтвердили для диагноста свой социально-ролевой код, зашифрованный в геноме и определяющий, как вы помните, не только миссию индивидуума в группе, но и его жизненный сценарий. В этой персональной «биологической закваске» и состоит искомая нами разница между людьми. Понимая это, можно избежать частой ошибки психологической помощи, заключающейся в попытке вывести человека из контекста (разрешить ситуацию с застарелой обидой или психологической травмой).

Для человека, который «назначил» произошедшее в школе причиной своих дальнейших неудач, проживание прошлого и расставание с ним принципиально ничего не изменит. Не было бы этой истории, он бы «назначил» другую, третью, пятую из подходящих. Человек со страдательным сценарием будет носиться со своей историей как с писаной торбой (предъявляя её снова и снова для разрешения психоаналитикам), а победитель по сценарию ровно такую же будет рассматривать как жёсткий, но полезный и своевременный урок судьбы, без которого у него не было бы столь высокой позитивной мотивации.

И потом приходите

Есть у Шина в его книжке «Искусство развивать компании...» описание «Правила реверса», применяемого в управлении изменениями. Можно толковать его, например, как требование к бегуну, который должен сначала вылечить больную ногу и только потом выходить на старт (это очевидно для мира спорта, но не очевидно для бизнеса). При этом, никакой тренер не возьмётся делать работу врача. Он просто констатирует факт того, что бегун не готов и направит его к специалистам. Возможно, эти врачи не нравятся тренеру, но это не имеет никакого значения — главное, чтобы они были в силах помочь этому конкретному спортсмену. Вроде бы, и это тоже очевидно, но не для участников рынка услуг в сфере карьерного консультирования.

Частая причина «непередачи спортсмена врачам» состоит в том, что большинство «тренеров» здесь — психологи, а не когнитивисты. Они в большинстве случаев или никогда не слышали о социогеномике, или имеют о ней неверное суждение. Карьерный консультант-психолог будет рекомендовать таких же, как он «врачей-психологов». Ему трудно признать, что решение проблемы бегуна находится в рамках другой специализации. Если и бегун, и тренер не чураются лженауки и ведутся на названия вроде «психо-генетика», то тут сдаюсь — каждый бегун своего врача достоин.
Если тренер (консультант по self-management) берётся за «развязывание узелков» в вашем прошлом, то скорее всего вы не решите проблем ни в прошлом, ни в настоящем. Тот, для кого заработок на бегуне важнее его судьбы, будет бояться даже на время выпустить из рук этот источник дохода. Ведь, «развязав узелок», клиент может не вернуться, а пойти другим путём или решить свои проблемы самостоятельно.
Специалист по self-management, владеющий социогеномикой, знает, что ни он сам, ни кто бы то ни было другой не определяет для «бегуна» ему подходящее (полезное). Определяет это исключительно социально-ролевой код подопечного. Перенаправляя моего «бегуна» к «врачу», я всегда подчёркиваю: «врач» не должен непременно нравиться, ни мне, ни бегуну. Методы этого «врача» должны подходить к задаче. Отталкиваясь от социогеномного паспорта «бегуна», я допускаю, что именно решение A врача Б ему подходит, даже если врач Б мне не нравится.

В моей практике были самые разные случаи.

— Был случай, когда я рекомендовала человеку в его бизнес-одиссее «школу своего дела» Юрия Мороза, хотя, говоря мягко, это активно не моё.

— Другой раз человек никак не мог вырваться из трёх сосен застарелых семейных проблем. Оценив позитивно его эмоциональную устойчивость и зрелость, я порекомендовала ему пройти курс семейной расстановки по Берту Хеллингеру. Спорная рекомендация, но вот именно для него это оказалось полезным.

— Семейной паре учредителей в кризисе отношений я рекомендовала семинары пастора Марка Гангора, хотя типология, которую он предлагает, на мой взгляд, никуда не годится, «рядом не лежала» с социолгеномикой и, разумеется, вполне прижилась там, где 80% провалов в семейном консультировании считаются нормой. Но Марк так обаятелен и так легко убеждает мужчин, что... «туда тоже можно».

— Другому союзу учредителей я порекомендовала присмотреться к MBTI, хотя мама и дочь Майерс и Бригс не создали инструмента, пригодного для прогнозирования поведения в изменениях (существуют более эффективные инструменты и более стройные типологии). Но поскольку эти учредители еще лет 20 в своей компании не дойдут до управления изменениями, MBTI им на сейчас вполне достаточно.

Рассуждая в этой логике, я не против и Контекста. Несостоятельность подхода обнажается только тогда, когда меняется постановка вопроса с «какое событие/обстоятельство привело к таким последствиям» на «какие события выбираются на роль причины и как осуществляется такой выбор». Мне остаётся вслед за Шином процитировать философа и логика Александра Александровича Зиновьева, который говорил: «Вопрос не в том, почему мы — рабы, а почему мы предпочитаем быть рабами».

Прошлое во многих случаях нужно оставлять в покое, но во всех без исключения случаях надо разбираться с персональным социогеномным кодом.

- Не с психологом разобраться, а с когнитивистом.
- Не к теоретикам ходить за практическими советами, а к практикам.
- Не в собственном соку вариться, а анализировать варианты решения своих задач в одной группе с другими людьми, чтобы по ходу обучения сразу видеть свои и чужие результаты, получать обратную связь от разных людей.
- Не назначать наставника учителем или ментором, а считать инструктором при погружении, попутчиком для того, кто идёт, дойдёт и всего добьётся сам.

P.S. Ответ на вопрос «что тут делает Рене Магритт» для моих непостоянных читателей. Сын человеческий, утративший индивидуальность, но не избавившейся от соблазнов, самым большим из них (ИМХО) имеет соблазн игнорировать факт существования биологических программ, записанных в геноме каждого из нас, и управляющих нами.

См. «Почему увольняют Джобсов», журнал «Business Excellence», №№ 12/2013, 123 /2014 г., Москва.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Международная Гильдия Лидеров Перемен Kinsmark

Журнал-портал Гильдии

(с) Елена Маркушина. Любое цитирование материалов блога возможно только с указанием прямой видимой ссылки на первоисточник заимствования (для Интернет-ресурсов), а также с указанием имена автора и названия блога (для печатных изданий). Для заимствования текста длиной белее 2000 знаков необходимо разрешение автора.